Кашира. Новости

Онлайн
трансляция

Яндекс.Погода

понедельник, 17 июня

облачно с прояснениями+14 °C

Онлайн трансляция

Слово – лучшее лекарство

17 нояб. 2018 г., 20:44

Просмотры: 290


Психолог Каширского СИЗО-5 – о работе со спецконтингетом, чувстве сострадания и умении прийти на помощь

За толщей этих мощных стен, овитых по периметру колючей проволокой, течет своя незримая для большинства жизнь. Там также вращается круговорот судеб, переживаются беды и маленькие радости, пусть даже у каждого здесь пребывающего есть одна отличительная особенность: все они находятся под следствием.     

Рабочий день лейтенанта внутренней службы Марины Денисовой начинается с получения списков подследственных, которые записались на прием. Проходят они в двух кабинетах – в административном и режимном корпусах. Записываются к психологу у дежурного, во время ежедневного обхода. В день сотруднику психологической лаборатории удается принять от 3-х до 5-ти человек.    

В системе Марина Юрьевна работает с 2006 года, в должности психолога – почти год. Начинала младшим инспектором в отделе режима: наблюдала за спецконтенгентом, следила за порядком. Но, хотелось чего-то большего. Конечно, это не творческая работа, по большей части тяжелая, и физически, и морально. Но и в ней есть место иной стезе. Так в жизни Марины Денисовой появилась академия г. Рязани, закончив которую, она получила образование «Психолог». 

– Мне всегда нравилась эта наука, возможность понимать людей, разбираться в причинах их поступков, – рассказывает она. – К этому моменту уже сложилось определенное видение и опыт. Почему СИЗО? Когда поступило предложение там работать, проснулся большой интерес. Ну да, тюрьма, свои порядки, режим. Но боязни никакой не было. К тому же в семье все военные, к форме не привыкать. 

Прежний психолог СИЗО-5 (исправительное учреждение в Кашире считается одним из лучших в Московской области в своей системе), который стажировала Марину Юрьевну на предварительном этапе, дала простой, но очень важный совет: «Никогда не пропускай ничего через сердце, иначе – быстро «выгоришь». Проявляй сочувствие, но оставляй негатив внутри себя».

Новость о появлении нового психолога стремительно разошлась по изолятору. В таких учреждениях подобная информация распространяется быстро, поэтому уже скоро список желающих попасть на беседу стал наполняться новыми фамилиями. Кто-то спешил со своей проблемой, кто-то решил прийти не более чем из праздного интереса. Мы не будем вдаваться в нравственную составляющую людей, которые содержаться там под следствием, ведь и для Марины Денисовой все они, независимо от статьи уголовного кодекса, прежде всего люди.

– Во мне нет никакой наигранности, – заверяет психолог. – Все, что я говорю им – это искренне. Я в первую очередь общаюсь с человеком, узнаю у него общую информацию. Остальное для меня второстепенно. Но и садиться себе «на плечи» я не позволю. Они ведь очень быстро чувствуют эту грань, начиная пользоваться доверием. Особенно хитры бывают ранее судимые. Эти и сами неплохие психологи! Приходится держать ухо востро. В обиду себя не даю: могу и ласковым словом успокоить, а когда надо и кулаком по столу ударить! Все зависит от человека.  

Был в ее карьере и особенный случай. Беседа с осужденным Д.А. проходила на очень тяжелые темы. Его не покидали суицидальные мысли, поэтому так важно было направить его на другой путь. Да он и сам искал помощи, находясь на перепутье своих мыслей, решений... Через время Марина Юрьевна получила письмо, где были такие строки: 

«Я хочу выразить Вам огромную благодарность за Ваши беседы, которые Вы проводили регулярно со мной! Все Вами сказанное касаемо суицида, я услышал еще тогда, находясь в Кашире после вынесения приговора. А сейчас, анализируя все в целом, я, конечно же, для себя решил жить, несмотря ни на что, бороться, добиваться УДО. И возвращаться к родным, которые меня ждут!..»

Призрение родных, которые отворачиваются от человека, попавшего за решетку, пожалуй, один из самых тяжелых для них моментов, утверждает психолог. Попадая в чужую среду, люди (за исключением тех, кто делает это не впервые), часто впадают в прострацию: шок, страх, стресс – эти чувства одолевают почти всех, и мало кто может быть морально готов к попаданию за решетку. Задача психолога – помочь им адаптироваться. Причем касается это не только спецконтингента, но и сотрудников.

– Да, я работаю и со своими коллегами, – говорит Марина Денисова. – По сути, они ведь находятся за теми же стенами, что и заключенные, только пришли сюда добровольно. И им также требуется время на адаптацию. Люди приходят разные. Приходится объяснять, мотивировать. Сейчас я один психолог и на подсудимых, и на сотрудников. Кадры очень нужны, потому что самой мне справляться порой непросто. Но я человек волевой, а интерес к работе всегда побеждал любые трудности, научив не считаться с личным временем и всецело посвящать себя своему делу.  

Виталий Ватулин