Подпишись! Карта стоек

Кашира. Новости

Онлайн
трансляция

Яндекс.Погода

среда, 13 ноября

облачно с прояснениями+1 °C

Онлайн трансляция

Философия доктора Фомина

16 июня 2019 г., 10:45

Просмотры: 214


Чему учит своих пациентов заведующий травматологическим отделением Каширской ЦРБ

Молодой, перспективный, амбиционный. Победитель XVI областного конкурса «Лучший врач Московской области-2018» в номинации «Лучший врач травматолог-ортопед». Так, пожалуй, можно охарактеризовать заведующего травматологическим отделением Каширской ЦРБ Дениса Фомина. Работает он в отделении с 2012 года, а возглавил его чуть больше года назад…

 

– Денис Александрович, переход на новую должность был долгожданным для Вас?

– Это по молодости хочется быть генералом. А сейчас в том, что я заведующий отделением, не вижу ничего грандиозного. Меня больше занимают мысли о том, чтобы быть настоящим профессионалом. У меня есть свои больные, которых я веду. И потому одновременно я борюсь с загруженностью административной работой – для меня важно уделять как можно больше времени своим пациентам.

– Это для контроля?

– Нет. Процесс выздоровления больного – это четверть успеха операции, а три четверти – адекватная оценка им своего состояния и понимание, что делать дальше. Для этого я и пошел работать в стационар, чтобы оказывать помощь своим больным. Не в обиду будет сказано коллегам из поликлини-
ческого звена. Ведь человек, когда его настигает какая-то болезнь, становится крайне уязвимым. Зачастую он даже не может адекватно оценивать сложившуюся ситуацию, нервничает, уходит в себя. Мы, врачи, работаем, так сказать, с физической оболочкой челове-
ка – кости, мышцы. Это все конечно, увы. И мысль об этом так или иначе «бьется пульсом» во всех моих пациентах. И я свою задачу вижу в том, чтобы достучаться до больного, вытащить его из этого состояния и мотивировать к дальнейшим дейст-
виям. Убедить, что не надо опускать руки и жалеть себя, ведь можно жить полноценно с тем, что у него есть. Надо только работать над собой, заставлять двигаться… Во всех смыслах.

– И как Вы убеждаете в этом своих пациентов?

– Сначала ищу точки соприкосновения – что интересует человека. Пытаюсь, как говорится, расслабить. И тогда пациент понемногу начинает слышать мои слова. Объясняю, что именно происходит в его организме, рассказываю, как мы будем действовать дальше. Не он один, а мы вместе. Со взрослыми людьми проще, а вот с детьми… К примеру, был у меня маленький пациент с ожогами. Мы с ним беседовали о мульт-
фильмах, игрушках – у меня у самого трехлетний сын, поэтому я в «теме». С детворой ведь что самое главное? Понимать… И сфальшивить здесь не получится. Кстати, я заканчивал педиатрию и подумывал о детской травматологии. Но, как правило, это направление развито в крупных городах. В нашем регионе лидер – это Московская областная клиническая травматолого-ортопедическая больница. Поэтому-то я и остановился в своем профиле на взрослых. Так вот, про маленьких пациентов. А потом, через пару дней, мальчишка увидев меня в коридоре, поднял руку в знак приветствия и сказал: «Привет, дядя!». Выходит, признал за своего… Уже полдела.

– Вы так много говорите о своих пациентах. А почему решили стать врачом?

– Учась в школе, между прочим, я это даже не планировал. В средних классах серьезно увлекался точными науками – математикой, физикой. Хотел стать инженером или конструктором. А в старших классах «затянули» биология и химия. Так я и задумался о медицине. Наверное, еще сыграли роль и примеры перед глазами. Прадед был фельдшером, санитаром в гражданскую войну, бабушка с дедушкой – отоларинголог и офтальмолог, отец –
рентгенолог. Да и мама год отработала санитаркой, перед этим поступала в Горьковский медицинский институт имени
С. М. Кирова.

– А откуда ж взялся травматолог?

– После первого курса Ярославского государственного медицинского университета отец устроил меня на практику в травматологическое отделение санитаром в Печорскую районную больницу – я родился и жил в Печоре. И после этого для меня уже не стоял вопрос о специализации в ординатуре. Травматология для меня – это нечто особенное. Это как игра в конструктор. Есть детали, и ты из них собираешь нечто целое. Здесь сразу видишь свою работу. Вообще же, я не устаю удивляться человеческому организму – он поистине уникален. Природа заложила в него огромную способность к восстановлению того, что было нарушено. Ну а мы, врачи, только лишь проводники, помощники в этом процессе… Было раздроблено, сломано, деформировано, ты вмешался, провел операцию – и человек начинает ходить. Не моментально, конечно же. И ты даешь себе оценку.

– Вы строги к себе?

– Очень. В медицине ошибаться нельзя. Поэтому-то мы, врачи, и постоянно учимся. Книги по медицине, общение с коллегами, изучение чужого опыта. К примеру, артроскопию коленного сустава я осваивал в Москве и в альма-матер в Ярославле. Это не новый метод лечения, но сейчас такие операции мы уверенно делаем у нас в отделении. К примеру, делали операцию женщине, у которой была раздроблена кость от голеностопного сустава до колена, мы уже не разрезали голень, а сделали надрез в области коленного сустава, в костномозговой канал вставили штифт, зафиксировали. Здесь главное нет такой кровопотери: размер разреза 5–7 сантиметров вместо 25–30. Значит, и восстановится пациентка быстрее.

Больше мы стали делать и ортопедических операций. К примеру, в прошлом году артроскопия на менисках составила у нас треть операций от общего числа. Здесь же и разрывы менисков, связок, вывихи надколенников… Практикуем мы и артроскопические операции на плече, используя малоинвазивные методики. Этому, кстати, учился на базе Первого Московского государственного медицинского университета имени И. М. Сеченова на курсах у профессора Николая Андреевича Шестерни. Помогали и коллеги Московского областного научно-исследовательского института имени М. Ф. Владимирского. Спустя время мы стали делать это все сами.

Работаем мы и с остеотомией – устраняем деформации или улучшаем функции опорно-двигательного аппарата путем искусственного перелома кости. В прошлом году также выполнено пять операций по поводу ложных суставов.

– Вы освоили нечто новое?

– Нет, кардинально нового нет в травматологии. Я говорю о том, что травматологическое отделение Каширской ЦРБ развивается. Мы сейчас уверенно делаем то, чего не умели или не могли раньше. И в этом работа многих моих коллег, в том числе и тех, кто работал до меня. Они делали операции, передавали свой опыт нам, молодым. Мы переняли эту эстафету, продолжая и дальше учиться сами. Это и есть развитие. Здорово помогает и руководство нашей больницы. Вот недавний пример: мы вели переговоры о внедрении в нашем отделении новой методики лечения – введения в коленный сустав пациентам, имеющим показания, инъекций с жидким протезом синовиальной жидкости. Ее польза научно доказана. Это известная методика, ее активно используют в крупных медицинских центрах. Раньше нашему отделению даже мечтать об этом не приходилось, очень уж дорогостоящие препараты. Таким больным мы могли лишь провести курс противовоспалительной, сосудистой терапии, кому-то кислород в сустав вводили… А в этом году руководство больницы закупило все расходные материалы! И это не может не радовать.

– А что в планах?

– Конечно же, развивать артроскопию. Учиться дальше, возможно, даже за границей. Несколько лет назад вместе с Алексеем Викторовичем Комаровым мы ездили на учебу в Германию. Обучение шло на английском. Много латинских терминов, поэтому переводчик нам не понадобился, и так все было понятно. Если честно, я мечтаю об учебе – смогу снова взяться за книги.

– Так любите учиться?

– Мне нравится узнавать новое, раскрытие возможностей – это интересно. Я люблю дорогу и с удовольствием пользуюсь этим временем: перечитываю Чехова, Достоевского, Горького и других классиков художественной литературы. Особенно люблю «Собачье сердце» Михаила Булгакова.

– А дома получается читать?

– Нет, там я уже принадлежу семье – супруге, детям. Вместе с маленьким сыном Германом гуляю, смотрю мультфильмы, играю. Ну а с дочерью Евгенией, она, кстати, у меня спортсменка, занимается тхэквондо, обсуждаем спортивные новости.

– Праздники вместе отмечаете?

– Не так часто, как хотелось бы, из-за моих дежурств на работе. Но очень ценю домашнюю уютную атмосферу, люблю подарки. К примеру, на 23 февраля сын подарил мне ракету, которую сам склеил из бумаги. Я ее поставил дома на свой стол. Это так здорово ощущать любовь и внимание близких! И в свою очередь давать что-то взамен. Не только материальное – с этим все понятно. А сделать так, чтобы семья была семьей, где тебя понимают и поддерживают и где то же самое делаешь ты для своих родных и близких.

Беседовала Надежда МАРЧУК