Кашира. Новости

Онлайн
трансляция

Яндекс.Погода

суббота, 20 апреля

облачно с прояснениями+14 °C

Онлайн трансляция

Неопровержимые улики

14 апр. 2019 г., 10:02

Просмотры: 104


Как работается современным следопытам и чем уникальна экспертно-криминалистическая служба

Начальник отделения по экспертно-криминалистическому обеспечению ОМВД России по городскому округу Кашира подполковник полиции Станислав Звягинцев возглавляет его относительно недавно, однако огромный опыт, служба в городах Северного Кавказа выдают в нем настоящего профессионала.

 

На пути в криминалистику

Служить в милицию Станислав Васильевич пришел в неспокойное и переломное для страны время. 1993 год. Начинал, как и многие тогда, инспектором по делам несовершеннолетних. Прошел через «жернова» службы участковых инспекторов. Но, вопреки, можно сказать, классическим милицейским должностям, в приоритете оставалась одна цель – пойти в криминалистику.

– Профессиональное образование позволяло, а с детства я еще увлекался и фотографией, – рассказывает Станислав Звягинцев. – Знаете, все эти закрепители, пленки, бачки, красные лампы... Тогда ведь многие печатали в домашних лабораториях. А меня к тому же влекли микроисследования. В итоге в 96-м я был принят на работу в экспертный отдел Ленинского райотдела Ставрополя. А в 2009 году возглавил районный отдел города Михайловска Ставропольского края.

Время и место службы напрямую срослись с событиями, происходившими тогда на Северном Кавказе. Чеченская война, беспорядки в Кабардино-Балкарии, неспокойно было и в Ингушетии. Эксперты-криминалисты выезжали в сводных бригадах, исследовали оружие и боеприпасы с мест происшествий. Не миновала сия чаша и Станислава Звягинцева. Сам он – участник печально известных событий в Буденновске, был в составе сводного отряда милиции, охранявшего от боевиков один из стратегических заводов во время захвата города.

Следующим вызовом для него стал экспертно-криминалистический центр Главного Управления МВД по Ставропольскому краю. За шесть лет службы удалось принять непосредственное участие в создании первой в стране Единой региональной пулегильзотеки Северокавказского федерального округа.

– Фактически Ставропольский край стал пилотной площадкой, где обкатывали идею объединения всех гильзотек региона и республик в единое целое для скорейшего и точного установления применявшегося оружия, – рассказывает Станислав Васильевич. – Нас тогда обеспечили современным оборудованием, создали все условия. В результате, к исходу 2012 года гильзотека всей страны примерно на 85 процентов состояла из нашей, то есть СКФО.

 

Сплоченность, профессионализм

Спустя два года Станислав Звягинцев получил предложение возглавить экспертно-криминалистический центр Ставропольского края, а с 2015 года в течение двух лет пребывал в командировке в Чеченской Республике. Республика со своими устоями и традициями – характер преступлений там тоже был определенный. В основ-
ном – вооруженные выяснения отношений и различные мошенничества. А вот кражи в любом их виде практически отсутствовали. Получив еще один неоценимый опыт, в августе 2018 года Станислав Васильевич приехал в Каширу.

– Что меня сразу же приятно удивило, так это высокий профессионализм каширских экспертов, – говорит он. – Трое относительно молодых сотрудников – с высшим экспертным образованием. Прекрасно знают свою работу и умеют действовать организовано. Работа непростая, особенно в период всплеска таких преступлений, как кражи с дачных участков. Тем не менее, все справляются, выполняя поставленные задачи.

За прошлый год экспертами только по следам рук было раскрыто 35 преступлений, по следам обуви – более десятка. Таким же образом, буквально в конце февраля раскрыли кражу в торговой палатке. Взломанная дверь, разбитая витрина, разоренная касса – такая картина предстала перед глазами оперативной группы. Уже через три часа после изъятия следов с места преступления эксперты установили преступника, а к обеду он был задержан оперативниками. Личность в криминальной картотеке оказалась известной. Задержанный также рассказал о совершенных ранее аналогичных преступлениях.

– Что бы ни говорили, но каждое преступление по-своему сложное, – считает Станислав Васильевич. – Даже в банальной, на первый взгляд, краже из дачного домика, которую совершают зачастую маргинальные личности, следы бывает найти очень сложно, поскольку сообщают о преступлении уже по прошествии времени.

 

Программный портрет

Современная экспертно-криминалистическая служба различает несколько видов экспертиз: следы рук, трасологические следы (обувь, взлом, шины, следы сверления, качения, разрубания), техническая экспертиза документов, баллистика, почерковедческая и портретная экспертизы. Личность же из всех этих видов идентифицируют только следы рук, почерк и портрет. С 1996 года началось внедрение экспертизы ДНК, которая дает 99,9 процента точности и проводится сегодня по широкому спектру преступлений. Помогла она раскрыть и одно из тяжких преступлений, имевших место в Ставропольском крае. Взятая на ДНК-экспертизу кровь одного из мужчин полностью совпала... с ДНК, фигурировавшей в серии изнасилований молодых девушек, совершавшихся на протяжении нескольких лет на берегу Черного моря. Случайности, как говорят, вовсе не случайны.

Сложнее бывает с субъективными портретами (фотороботами). «Таких и лиц не бывает»! – восклицают порой, увидев портрет разыскиваемого. Почему же фотороботы, составленные со слов свидетелей и очевидцев, подчас выглядят столь сюрреалистично?

– Я давно считаю, что портретными экспертизами должен заниматься специалист узкой направленности: отчасти – художник, отчасти – график, – полагает Станислав Звягинцев. – Хотя программы по составлению фотороботов сейчас используют очень неплохие, и при хорошей работе портретиста и субпортретиста возможно «вытащить» все детали из воспоминаний человека. У нас в отделе составление фотоработов происходит не так часто. И поверьте, далеко не каждый сможет в деталях описать человека, особенно, когда видел его всего несколько секунд.

– Как то, – вспоминает Станислав Васильевич, – свидетелем одного из достаточно тяжких преступлений стал мальчишка, лет четырнадцати. Первым на месте происшествия был оперуполномоченный, который, проведя обход, и отыскал этого юного свидетеля. Мальчик заверил: одного человека он запомнил точно. И вот, спустя сорок минут, он с точностью описал... оперативника! Самые невероятные номера в момент стресса может «выкинуть» человеческая память.

Впрочем, какой бы сложной ни была эта экспертиза, а факты остаются самым упрямым доказательством: только за прошлый год с задержанными в Кашире совпали 13 фотороботов. И это тоже показатель работы эксперта-криминалиста.

– Хороший специалист, – считает Станислав Звягинцев, – спустя полгода работы будет способен сам выезжать на место происшествия и качественно изымать там нужные следы. Есть два подхода к работе: берите все, а потом разберемся или изымайте только то, что реально имеет смысл. Разумеется, второй вариант – более взвешенный и профессиональный. Если руководитель правильно выстраивает работу, то вот эта передача опыта от старшего сотрудника к младшему происходит практически на автомате. Достаточно сказать, что средний срок работы эксперта на одном месте составляет более 10 лет. Такого нет ни в одной службе органов внутренних дел, и в этом заключается уникальность нашего подразделения.

 

Лучший носитель запахов

В одном ряду с ДНК сегодня идет экспертиза запахов следов. Запахи умеют хранить годами, гарантируя практически стопроцентное совпадение.

– Лучший в мире носитель запахов – это кровь, – заверяет Станислав Звягинцев. – Для каждого человека он индивидуален и сохраняется в течение всей жизни. Хорошо тренированная собака в смеси запахов различает до 23–24 различных лиц. Кстати, свой индивидуальный запах у человека проявляется через час после помывки – в жаркую погоду и через два – в холодное время.

Виталий ВАТУЛИН

Фото автора

Самое читаемое

24 часа
неделя
месяц